Главная Хирургия Хирургическое лечение хронической непроходимости двенадцатиперстной кишки

Хирургическое лечение хронической непроходимости двенадцатиперстной кишки

Хроническая непроходимость двенадцатиперстной кишки на уровне трейтцевой связки полиэтиологична, и диагностика ее не всегда бывает простой. Немалые трудности представляют лечение этих больных и выбор хирургического вмешательства, особенно в острой стадии заболевания на фоне тяжелых осложнений.

Если нет желудочного кровотечения и диагноз ясен, то необходимо разгрузить двенадцатиперстную кишку с помощью ее назогастрального дренирования в положении больного на левом боку с приподнятым ножным концом кровати. Проводится парентеральное питание, вводят большое количество белков и солей.

При хроническом и относительно спокойном течении заболевания применяют периодические зондирования желудка и двенадцатиперстной кишки, физиотерапевтическое лечение, лечебную гимнастику. Отсутствие эффекта от такого лечения заставляет прибегнуть к операции. По опубликованным данным, показания к хирургическому лечению ставятся разными авторами неодинаково. Я. Д. Витебский [44] из 72 больных с синдромом артериомезентериальной непроходимости двенадцатиперстной кишки оперировал 31. Е. М. Благитко [23] из 291 больного с хронической дуоденальной непроходимостью (ХДН) оперировал 155 взрослых и 36 детей, а 100 больных лечил консервативными методами. М. В. Репин [220] из 160 больных оперировал 121 (75 %). S. Lee и J. Mangla [357] из 146 таких больных оперировали только 8 (5,5 %).

Как мы уже указывали, хирургическая тактика бывает неодинаковой. Так, при незаконченном повороте кишечника Г. А. Баиров [И] рекомендует производить рассечение спаек и мобилизацию слепой кишки с последующим перемещением ее в левую половину брюшной полости. В. Д. Федоров и И. Л. Билич [271] используют метод Долецкого, при котором восходящую кишку перемещают в левую половину брюшной полости, укладывают рядом и параллельно нисходящей кишке и фиксируют к задней брюшной стенке. В этом случае вся тонкая кишка располагается справа.

При непроходимости двенадцатиперстной кишки, вызванной наличием ее дополнительной петли или избыточной подвижностью, С. А. Шалимов и В. Ф. Саен-ко [286] производят мобилизацию всех отделов двенадцатиперстной кишки, начальной петли тощей кишки, расправление дополнительной петли, выведение ее влево от корня брыжейки тонкой кишки с последующей фиксацией к брыжейке поперечной ободочной кишки.

При артериомезентериальной непроходимости двенадцатиперстной кишки многие авторы прибегают к анастомозу "бок в бок" между забрюшинной частью двенадцатиперстной и начальной петлей тощей кишки справа от позвоночника. Одни авторы дуоденоеюноанастомоз дополняют межкишечным соустьем [166], другие рекомендуют формировать его по типу Y-образного на выключенной петле, а Я. Д. Витебский [44] отдает предпочтение поперечному антиперистальтическому дуоденоеюноанастомозу.

Большинство авторов сообщают о вполне удовлетворительных отдаленных результатах дуоденоеюностомии. Н. Вагпег и С. Sheran [1963] из 161 больного после такого вмешательства в 78 % случаев получили хорошие результаты, a S. Lee и J. Mangla [357] из 50 больных лишь в 4 наблюдениях получили неудовлетворительные результаты.

В некоторых случаях применяют более сложные вмешательства. Так, А. П. Мир-зоев [166] предлагает операцию, разгружающую одновременно двенадцатиперстную кишку и желчную систему. Для этого автор пересекает тощую кишку в 15 см от трейтцевой связки, дистальный ее конец заглушает и проводит впереди поперечной ободочной кишки до желчного пузыря. Накладывается анастомоз между этой кишкой и желчным пузырем, а с нижней горизонтальной частью двенадцатиперстной кишки формируется второе соустье с той же петлей тощей кишки по типу "бок в бок". После этого проксимальный конец пересеченной тощей кишки анастомозируется с дистальным по типу "конец в бок" на расстоянии 30 см от холецистоеюноанастомоза.

Наконец, для устранения артериомезентериальной непроходимости двенадцатиперстной кишки предложен ряд сложных хирургических вмешательств, таких как пересечение двенадцатиперстной кишки в области верхней брыжеечной артерии с последующим восстановлением ее непрерывности впереди артерии [операция В. Robinson, 1900]. Е. Strong [1958], считая причиной непроходимости двенадцатиперстной кишки не только сдавление ее артерией, но и высокое расположение кишки, рассекает брюшину в области трейтцевой связки, низводит дуодено-еюнальный переход, после чего брюшину зашивает.

Мы при выборе хирургического вмешательства у больных с низкой хронической непроходимостью двенадцатиперстной кишки учитываем стадию заболевания, наличие сопутствующих хронических или острых гастродуоденальных язв, острого желудочно-кишечного кровотечения и состояние желудочной секреции.

В качестве разгружающей двенадцатиперстную кишку операции мы во всех случаях применяем самый простой дуоденоеюноанастомоз. Соустье шириной от 3 до 7 см формируем справа от позвоночника между наиболее провисающей забрюшинной частью двенадцатиперстной кишки и начальной петлей тощей кишки. Обе кишки вскрываем по направлению их продольных осей и при этом не придаем принципиального значения изо- или антиперистальтическому способу формирования анастомоза, а в каждом случае ориентируемся на анатомические условия и поступаем так, как это удобно для оперирования. Точно так же решаем вопрос о наложении дополнительного межкишечного соустья. Если появляются хоть малейшие сомнения в безупречности дуоденоеюноанастомоза, то операцию дополняем соустьем по Брауну. Так как забрюшинная часть двенадцатиперстной кишки не имеет своей серозной оболочки, то для профилактики несостоятельности швов и забрюшинной флегмоны считаем обязательным с самого начала формирования дуоденоеюноанастомоза захватывать в швы серозный слой брыжейки поперечной ободочной кишки. Обращаем внимание молодых хирургов на то, что при рассечении нижнего листка брюшины толстой кишки над забрюшинной частью двенадцатиперстной он сползает далеко вниз, широко обнажая стенку двенадцатиперстной кишки, просвет которой приходится вскрывать другим, отдельным от брюшины, разрезом, а затем адаптировать ее каждым швом к краю разреза стенки двенадцатиперстной кишки. Это обстоятельство затрудняет операцию. Чтобы избежать таких затруднений, мы перед разрезом брюшины фиксируем ее несколькими швами к стенке двенадцатиперстной кишки по ходу предполагаемого разреза. Такой прием позволяет затем вскрывать просвет двенадцатиперстной кишки одним разрезом вместе с брюшиной брыжейки поперечной ободочной кишки. При изложенном подходе к выбору операции и методике формирования дуоденоеюноанастомоза у нас ни разу не было основания для разочарования. Во всех случаях двенадцатиперстная кишка хорошо разгружалась, ее просвет и размеры желудка в течение 1- 2 мес достигали нормальных величин. Складывается твердое убеждение в том, что при низкой хронической непроходимости двенадцатиперстной кишки на почве любого механического препятствия в области трейтцевой связки можно с успехом обходиться простым дуоденоеюноанастомозом и не прибегать к сложным, нередко небезопасным, вмешательствам.

Однако в ряде случаев такой объем операции оказывается недостаточным. Подобная ситуация складывается, например, при поступлении больных в неотложном порядке по поводу массивного желудочно-кишечного кровотечения на почве эрозивно-язвенного рефлюкс-гастрита, развившегося при низкой непроходимости двенадцатиперстной кишки. Приводим наше наблюдение.

Больная Е. 34 лет, поступила 25.06.94 г. с жалобами на боли в левой половине живота, иррадиирующие в поясницу слева, озноб и общую слабость. Заболела 3 сут назад, когда появились острые боли в надчревной области, тошнота, а 25.06.94 г. утром был черного цвета стул и больная потеряла сознание. Из анамнеза известно, что с 7-летнего возраста страдает схваткообразными болями в надчревной области. При осмотре: состояние средней тяжести, пониженного питания, кожа бледная. Пульс 92 уд. в 1 мин, АД 130/80 мм рт. ст. Живот не вздут, мягкий и безболезненный при пальпации. Гемоглобин 96 г/л, эритроциты 3,Зх1012/л. Выполнена ФГС: в желудке большое количество содержимого в виде "кофейной гущи" с примесью свежей крови. В двенадцатиперстную кишку эндоскоп провести не удалось, но из просвета поступает малоизмененная кровь. Источник кровотечения обнаружить не удалось. В связи с продолжающимся желудочно-кишечным кровотечением больная в тот же день оперирована. Во время операции установлено резкое расширение пилорического канала и всей двенадцатиперстной кишки (до 5 см) вплоть до трейтцевой связки. Забрюшинная часть кишки особенно расширена и провисает. В области трейтцевой связки имеется конгломерат резко увеличенных лимфатических узлов, окружающих верхнюю брыжеечную артерию. Один из них взят для гистологического исследования, и в нем обнаружена умеренная лимфоидная опустошенность. При пальпации узлов на брюшине появились гиперемия и точечные кровоизлияния ("пламя пожара"), свидетельствующие о воспалении. Дистальнее трейтцевой связки и конгломерата лимфатических узлов тощая кишка спавшаяся и нормального диаметра. Обращают на себя внимание значительно расширенные вены большого и малого сальников. Из желудка по зонду продолжает поступать малоизмененная кровь, но при пальпации ни в желудке, ни в двенадцатиперстной кишке признаков язвы и опухоли не выявлено.

Таким образом, установлена хроническая низкая механическая непроходимость двенадцатиперстной кишки на почве сдавления ее увеличенными лимфатическими узлами, осложненная эрозивно-язвенным гастродуоденитом и массивным кровотечением. Выполнена поддиафрагмальная стволовая ваготомия, пилоропластика по Гейнеке-Микуличу, наложен анастомоз между забрюшинной частью двенадцатиперстной кишки и начальной петлей тощей кишки шириной 4 см в изоперистальтическом направлении. При выполнении пилоропластики осмотрена слизистая оболочка желудка и двенадцатиперстной кишки, при этом обнаружены многочисленные кровоточащие эрозии слизистой оболочки желудка и кишки. После операции в тот же день кровотечение остановилось и более не возобновлялось. На 2-е сутки после вмешательства у больной диагностирован правосторонний пневмоторакс, связанный с многократными попытками пункции подключичной вены. Дренирована плевральная полость, и через 3 сут дренаж удален, легкое расправилось. На 12-е сутки после операции больная выписана в удовлетворительном состоянии. Спустя месяц после операции больная обследована. Жалоб не предъявляет, при исследовании желудочного сока титрационным способом установлена ахлоргидрия. При ФГС патологических изменений в желудке и двенадцатиперстной кишке не обнаружено. Общий анализ крови и данные биохимического исследования без особенностей. Через 2 года больная обследована. Здорова.

При таком массивном диффузном кровотечении из множества источников, возникших вследствие острого эрозивно-язвенного гастрита, трудно предложить для его остановки что-то другое, кроме ваготомии. Стволовая ваготомия в данном наблюдении показана еще и потому, что у больной обнаружены признаки портальной гипертензии, которая, как указывалось, способствует возникновению желудочного кровотечения из имеющегося источника. Стволовая ваготомия не только подавляет желудочную секрецию и протеолитическую активность желудочного сока, но и значительно снижает давление в воротной вене.

При хронической низкой непроходимости двенадцатиперстной кишки, осложненной кровотечением из солитарного или многочисленных источников, ваготомия с пилоропластикой дополняется прошиванием или иссечением стенки органа на месте источника кровотечения. Здесь имеются в виду доброкачественные заболевания, такие как хронические и острые гастродуоденальные язвы, синдром Мэллори-Вейсс, гемангиома и т. д.

Одним из осложнений дуоденоеюноанастомоза в отдаленном периоде является пептическая язва соустья, обязательным условием для развития которой считается наличие высокой продукции свободной соляной кислоты в желудке [237].

Наиболее простым и эффективным способом предотвращения такого осложнения является ваготомия. В связи с этим очень важно у больных с хронической непроходимостью двенадцатиперстной кишки исследовать желудочную секрецию до операции. Если больного оперируют в плановом порядке, то наиболее информативным считается титрационный метод исследования (127] желудочного сока. В неотложных ситуациях можно ограничиться рН-метрией желудка на операционном столе.

Что касается вида ваготомии, то выбор его зависит от опыта хирурга и состояния больного. При плановом хирургическом лечении и достаточном опыте хирурга целесообразно дуоденоеюноанастомоз сочетать с селективной проксимальной ва-готомией, как мы поступили в 3 наблюдениях. При недостаточной опытности хирурга, в случаях неотложного вмешательства и при тяжелом состоянии больного наиболее выгодна поддиафрагмальная стволовая ваготомия с пилоропластикой. Как мы указывали ранее, при низкой непроходимости двенадцатиперстной кишки почти непременным симптомом является расширение пилорического канала с релаксацией привратника. В связи с этим хирург может соблазниться на то, чтобы не дополнять стволовую ваготомию пилоропластикой по аналогии с искусственной пилородилатацией, пропагандируемой некоторыми авторами в последние годы [93]. Следует заметить, что после адекватного разгрузочного вмешательства на двенадцатиперстной кишке при ее непроходимости тонус пилорической мышцы, как и после ее насильственного растяжения, очень скоро восстанавливается, и тогда стволовая ваготомия может привести к необратимому гастростазу. Следовательно, стволовая ваготомия всегда должна дополняться дренирующей желудок операцией.

Выше мы писали о случаях трудной диагностики низкой хронической непроходимости двенадцатиперстной кишки, которая может повлечь за собой порочное оперативное вмешательство, резко отягощающее течение основного заболевания. Приводим наше наблюдение.

Больной А. 33 лет, поступил 27.12.94 г. с диагнозом "кишечное кровотечение, опухоль кишечника, алиментарная дистрофия, анемия". При поступлении жалуется на многократную рвоту "кофейной гущей", похудание на 8 кг за последний месяц. Из анамнеза известно, что рвотой страдает в течение 5 лет. В 1989 г. оперирован с диагнозом "стеноз чревного ствола". Операция облегчения не принесла. При поступлении состояние крайне тяжелое, что обусловлено алиментарной недостаточностью, электролитными нарушениями и анемией. ФГС: в желудке небольшое количество прозрачной жидкости. Слизистая оболочка бледная, привратник в тонусе, в двенадцатиперстной кишке патологических изменений не обнаружено. При рентгенологическом исследовании желудка установлено: пищевод и кар-дия свободно проходимы, желудок гипотоничен, небольшая деформация в выходном его отделе, складки слизистой оболочки расширены, отечные, контуры четкие и ровные, слизистая оболочка луковицы двенадцатиперстной кишки отечна. Первичная эвакуация - вскоре после исчезновения спазма, продвижение бария сульфата по тонкой кишке замедленное. Через 24 ч: вся контрастирующая масса в толстой кишке. Анализ крови: гемоглобин 34 г/л, эритроциты 1,44х1012/л. Больному проводилось интенсивное лечение, установлен диагноз: артериомезентериальная непроходимость двенадцатиперстной кишки, осложненная тяжелой алиментарной дистрофией и анемией на почве тяжелого желудочного кровотечения. рН желудка 1,0. После стабилизации состояния больного 10.04.94 г. он нами оперирован. На операции: желудок, печень, двенадцатиперстная кишка сращены мощными спайками между собой и с передней брюшной стенкой. Вены сальника и желудка расширены, селезенка нормальных размеров. После разделения сращений установлено резкое расширение желудка, стенка его атонична, привратник зияет. Забрюшинная часть двенадцатиперстной кишки резко расширена и атонична. Дистальнее трейтцевой связки тощая кишка нормального диаметра. В этом месте имеются большого размера лимфатические узлы и спайки, сдавливающие просвет двенадцатиперстной кишки. Обращает на себя внимание отечный, студенистый вид стенки желудка и кишечника. В брюшной полости быстро накапливается серозный прозрачный выпот. Все эти изменения в сочетании с анемией и резким истощением больного (он доставлен в клинику на носилках) свидетельствуют об алиментарной дистрофии. Учитывая высокую кислотность желудочного сока, выполнена поддиафрагмальная стволовая ваготомия и пилоропластика по Гейнеке-Микуличу. Для ликвидации непроходимости двенадцатиперстной кишки наложен анастомоз между забрюшинной частью двенадцатиперстной кишки и начальной петлей тощей. После сформирования соустья двенадцатиперстная кишка спалась. Послеоперационное течение благополучное. Выписан на 17-е сутки после операции в удовлетворительном состоянии. Через 2 года состояние хорошее, масса тела быстро увеличивается. рН желудка 3,6.

Как видно из приведенной выписки из истории болезни, больной с юношеских лет страдал болями в животе и рвотой, вероятнее всего, на почве хронической непроходимости двенадцатиперстной кишки, обусловленной артериомезентериальным фактором, к которому присоединились воспалительный и спаечный процессы. Заболевание не было распознано, произведена неоправданная операция - высвобождение чревного ствола по поводу его предполагаемого стеноза. Это вмешательство не только не принесло малейшего облегчения, но и резко усугубило течение заболевания. Состояние больного прогрессивно ухудшалось, рвота приобрела систематический характер, прогрессировало истощение вплоть до развития алиментарной дистрофии. К этому добавился щелочной рефлюкс-гастрит, осложнившийся желудочным кровотечением и тяжелой анемией. Хирургическое вмешательство в виде дуоденоеюноанастомоза надежно устранило дуоденостаз. Повторные желудочные кровотечения на почве эрозивного поражения слизистой оболочки при наличии агрессивной кислой среды в желудке и портальной гипертензии явились настоятельным показанием к ваготомии с пилоропластикой. Адекватность такого вмешательства подтверждается надежной остановкой кровотечения, быстрым выздоровлением больного, восстановлением массы тела. Об эффективности ваготомии свидетельствует низкое кислотообразование в желудке после операции.

Приводим еще одно наблюдение, когда у больной в 22-летнем возрасте непроходимость двенадцатиперстной кишки на почве врожденного порока ее развития и, вероятно, артериомезентериальной компрессии была правильно диагностирована, но при этом было выполнено неадекватное хирургическое вмешательство.

Больная Д. 39 лет, поступила с жалобами на ноющие боли в левом подреберье и тошноту. Из анамнеза известно, что с 17-летнего возраста страдает болями в надчревной области. В 1977 г. по поводу желудочно-кишечного кровотечения была госпитализирована в больницу г. Пскова, где при рентгенологическом исследовании желудка у больной были установлены атипичное расположение подковы двенадцатиперстной кишки, хронический дуоденостаз и гастроптоз с компенсированным нарушением эвакуации из желудка. Был поставлен диагноз артериомезентериальной непроходимости двенадцатиперстной кишки, и 14.03.77 г. больной был наложен передний гастроеюноанастомоз с брауновским соустьем. В 1981 г. массивное желудочно-кишечное кровотечение повторилось. При рентгенологическом исследовании желудочно-кишечного тракта по месту жительства источника кровотечения не установлено, и оно остановилось при консервативном лечении. В последующем беспокоили боли в надчревной области и рвота съеденной накануне пищей. В 1982 г. находилась на лечении в одной из специализированных клиник Ленинграда, где при рентгенологическом исследовании желудка обнаружена аномалия развития двенадцатиперстной кишки: нижняя горизонтальная часть кишки была расположена выше верхней горизонтальной. 22.10.82 г. больная оперирована. Сняты ранее наложенные анастомозы, и произведена резекция 40 см тощей кишки. Операция облегчения не принесла. В течение последующих 12 лет больная страдает от болей в надчревной области, рвотой и запорами. При исследовании желудочной секреции, выполненном при поступлении больной в нашу клинику, установлена базальная кислотность 4,3 ммоль/л. Диагноз хронического дуоденостаза сомнений не вызывает. От оперативного лечения больная воздержалась.

Из данного наблюдения видно, что при низкой механической непроходимости двенадцатиперстной кишки гастроеюностомия с межкишечным соустьем обречена на неудачу, так как она не может полноценно дренировать двенадцатиперстную кишку. Можно весьма условно оправдать такое хирургическое вмешательство в расчете на ретроградное дренирование двенадцатиперстной кишки через желудок. Но при этом не устраняется причина эрозивно-язвенного щелочного гастрита и не исключается возникновение на этой почве желудочного кровотечения, что и имело место у нашей больной. Следует сказать и о неадекватности повторной операции, при которой не был устранен хронический дуоденостаз, и больная продолжала тяжело страдать. Более того, у нее и после этого вмешательства сохраняется опасность желудочного кровотечения на почве щелочного гастрита.

Отдаленные результаты лечения наших больных на всех этапах приведены в выписках из историй болезни. Все они находятся под нашим систематическим наблюдением. Больные, оперированные в детском и юношеском возрасте, учатся или закончили учебу и работают по специальности. У больных, оперированных в среднем возрасте, восстановилась трудоспособность, они считают себя практически здоровыми.

Здесь мы коротко остановимся на одном моменте. У тех больных, которым во время операции при наличии высокой продукции свободной соляной кислоты в желудке ваготомия не выполнялась и у них сохранилась высокая кислотность желудочного сока после вмешательства, принципиально существует опасность образования пептической язвы дуоденоеюноанастомоза. Следовательно, не исключается, что этим больным понадобится в будущем ваготомия с пилоропластикой.

A. Kypыгинa, Ю. Cтoйкo, C. Бaгнeнкo

Хирургическое лечение хронической непроходимости двенадцатиперстной кишки и другие материалы по хирургической гастроэнтерологии.

Читайте также в этом разделе:

Яндекс.Метрика
©Эффективная медицина
2004-2020